Испаноязычный мир           
Русский Español English 
     Главная   Галерея   Слайд‑шоу   Голос   Песни   Уроки   Стихи для детей   Фильмы   ТВ   Радио   Новости   Контакты         
   Добро      пожаловать!
   Регистрация
   Вход
   Поиск
   Обучение
   испанскому
   Каталоги
   Поэты
   Переводчики
   Хронология
   Тематика
   Поэзия стран
   Аргентина
   Боливия
   Бразилия
   Венесуэла
   Гватемала
   Гондурас
   Доминик.Респ.
   Испания
   Колумбия
   Коста-Рика
   Куба
   Мексика
   Никарагуа
   Панама
   Парагвай
   Перу
   Пуэрто-Рико
   Сальвадор
   Уругвай
   Чили
   Эквадор
   Другая
   Об авторах
    Поэты
   Переводчики
   Художники
   Композиторы
   Исполнители
   Фотографии
      поэтов
   Фотографии
      переводчиков
   О сайте
   Авторам
      сайта
   Контакты





 

  Версия для печати Версия параллельные тексты и транскрипция

Густаво Валькарсель. Письмо Виолете : Испаноязычный мир: поэзия, изобразительное искусство, музыка, голоc.

Перу                     
XX век (первая половина),
1900 - 1950 г.   

Густаво Валькарсель. Письмо Виолете
 

Сегодня, 19 ноября, в Мехико
я пишу тебе это письмо:
пишу его в твоей комнате,
лежа, больной, в нашей постели,
пишу и чувствую, как моя кровь
низвергается водопадом в поток жизни.

На подушке, рядом со мной —
ещё теплый след твоих сновидений,
но тебя уже нет: ты ушла спозаранок,
и город принял в себя
твою любовь и твоё упорство;
ты ушла за нашим насущным хлебом,
который сегодня нашей семье не добудет
никто, кроме тебя.

Раньше, бывало, я посылал тебе
письма из юности,
которая вдруг обернулась тюремной башней,
каменным свиданием, полицейской свирелью,
грустью моих глаз,

занесённых в чёрный список.
Я писал тебе из одиночества камеры,
где рядом ни души — только твоё живое имя.

Потом я писал тебе
из Антофагасты, на берегу Тихого океана,
из Пуэрто-Барриоса,
на берегу Атлантического океана,
из Оаксаки, на берегу времени,
и рядом с тобой,
на берегу неба и мирозданья.
Когда мои дети смотрят тебе в глаза,
мне кажется, что взгляды их — это слова
на языке, на котором я ещё не умею писать.

После стольких месяцев безмолвия
этим утром я решил тебе написать
и в этом письме изречь

очень простую истину:
для такой любви, как наша,
мы ещё мало страдали,

о такой любви, как наша, мы говорили мало
ради такой любви, как наша,
нам ещё жить и жить

Жить — понимаешь? — жить
в обновлённом мире,

где вокруг не будут шнырять ищейки
где не будут описывать наше имущество,
отключать электричество

из-за просроченного счёта
и обзывать нас чужаками.
Жить в обновлённом мире,

где можно работать, не глотая слёз
и видеть в каждом встречном товарища,-
в мире, где нам наконец возвратят
нашу родную несчастную родину.

Жить — понимаешь? — жить
в обновленном мире,

где нам не придется прятать глаза от детей,
когда они спрашивают,
почему в нашей квартире
отключили электричество.

В обновлённом мире — в мире, в котором
все мы сможем петь, и смеяться,
и, расстелив на лугу скатерть,
вволю «поиграть в обед»,
как сегодня говорит наша дочурка,—
и при этом каждому хватит хлеба!

Вот об этом обновлённом мире,
об этой новой жизни хотел я тебе написать
сегодня, когда ты ушла спозаранок,
чтобы выкупить наши картины,
и наши книги — книги товарища Ленина,
и наши с тобой часы,
перезаложенные
ростовщикам и торговцам.

С улицы до меня долетает множество звуков:
щебет наших ребятишек,
хор рабочего класса
и голос мира.

Я болен, я один — и эта квартира
на пятом этаже жилого дома
без вас похожа на сырое подземелье.

Но ты ведь ненадолго?
На подушке рядом со мной —
ещё тёплый след твоих сновидений.
Я хочу, чтобы эти стихи стали розой
для тебя — но даже цветы слов
ощетиниваются шипами
пережитого мной времени.
Скорей же возвращайся,

о небо моё под небесами,
промчись по улицам,

пролети над площадями,
взбеги на пятый этаж
нашей нищеты.

Я жду тебя, слышишь,
жду на этом ложе скорби,
впитавшем в себя всю мою жизнь
и впридачу — твои такие близкие сны,

такие далекие письма,
и наши бессонные ночи,

и нашу тоску по товарищам,
по узникам Перу и всего мира,
по изгнанникам Перу и всего мира,
по угнетённым Перу и всего мира.

Возвращайся скорее, слышишь?
Ибо ты — море моё, и звезда,

и земная мелодия,
и только рядом с тобой

я начинаю любить грядущее,
озареённое светом твоих глаз,
пахнущее хлебом в руках наших детей,
млеком твоей груди, крыльями твоего голоса,
стихами твоего тела, молнией твоих губ,
красной розой твоей страсти

и верой твоей в коммунизм,
и вечным рассветом всего,

что зовётся тобой,
всего, что уходит со мной
в сновиденья...

Ибо я засыпаю, засыпанный бредом горячки,
но знаю, что, когда проснусь,
мы вместе с тобой — рука об руку —
продолжим нашу борьбу.
Мы будем бороться бок о бок,
пока не паду я
на эту нашу землю,
покуда кровь моя не сольётся —
вся, до последней капли —
с тобой, нескончаемая река,
с тобой — жизнь... Жизнь.



Перевод с испанского: Сергей Гончаренко


Поделиться:








Оригинал здесь

Параллельные тексты (оригинал слева, перевод справа) здесь

Параллельные тексты (перевод слева, оригинал справа) здесь





Издано на www.mir-es.com


Рейтинг: 0
Голосов: 0
Средняя оценка: 0

Пожалуйста, оцените перевод стихотворения:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Переводы с испанского с оригиналами : Испаноязычный мир: поэзия, изобразительное искусство, музыка, голоc.
 Комментарии

По этому произведению комментариев нет.

Оставить свой комментарий

Обязательные поля отмечены символом *

*Имя:
Email:
*Комментарий:
*Защита от роботов
Пять + 3 = цифрой
*Код на картинке:  



Вернуться назад



     

 
Получите абонемент mir-es.com

Устанавливайте HTML-код ссылки:

BB-код для форумов:







Главная   Новости   Поэзия   I   Переводчики   I   Галерея   Слайд-шоу   Голос   Песни   Уроки   Стихи для детей   Фильмы  I   Контакты      Регламент

       
© 2009 - 2018 г. mir-es.com St. Mir-Es.

Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом.
При использовании материалов указание авторов произведений и активная ссылка на сайт mir-es.com обязательны.

         


Яндекс.Метрика