Испаноязычный мир           
Русский Español English 
     Главная   Галерея   Слайд‑шоу   Голос   Песни   Уроки   Стихи для детей   Фильмы   ТВ   Радио   Новости   Контакты         
   Добро      пожаловать!
   Регистрация
   Вход
   Поиск
   Обучение
   испанскому
   Каталоги
   Поэты
   Переводчики
   Хронология
   Тематика
   Поэзия стран
   Аргентина
   Боливия
   Бразилия
   Венесуэла
   Гватемала
   Гондурас
   Доминик.Респ.
   Испания
   Колумбия
   Коста-Рика
   Куба
   Мексика
   Никарагуа
   Панама
   Парагвай
   Перу
   Пуэрто-Рико
   Сальвадор
   Уругвай
   Чили
   Эквадор
   Другая
   Об авторах
    Поэты
   Переводчики
   Художники
   Композиторы
   Исполнители
   Фотографии
      поэтов
   Фотографии
      переводчиков
   О сайте
   Авторам
      сайта
   Контакты





 

 Версия для печати 

Павел Грушко. Ветер жизни мне поёт... : Испаноязычный мир: поэзия, изобразительное искусство, музыка, голоc.

Павел Грушко. Ветер жизни мне поёт...
 




Страница: | 1 | 2 | 3 |

В этом году сразу на двух континентах — в России и Америке — отмечает свой весомый и значительный юбилей выдающийся, признанный во всем мире переводчик, мэтр русской испанистики, теоретик перевода, поэт и драматург Павел Грушко. Все, кто знаком с его поэтическими переводами, кто знает лично этого молодого душой, с потрясающим чувством юмора человека, как один, говорят о его гениальности, на что Павел Моисеевич каждый раз лукаво отвечает цитатой: «Я недостоин этого добра…»

Наверняка, не без чувства юмора было придумано название юбилейного вечера, который прошел в Библиотеке иностранной литературы им. М.И. Рудомино в Москве. Так 85-летие стало «8? Павла Грушко». Весь вечер юбиляр напоминал, что ему «восемь с половиной». Это значит только одно — впереди еще столько творческих планов!

 

Часть первая. Поздравительно-биографическая

 

Павел Моисеевич Грушко родился 15 августа 1931 года. Уже день его появления на свет стал неким знаком судьбы — именно в этот день празднуют свои дни рождения столица Панамы и Панамский канал (но об этом ниже). Предзнаменование? Судьба? Мистика? Да что угодно. Но так как человеку свойственно искать во всем что-то необычное, то будем считать, что это вовсе даже не совпадение, а предначертание судьбы.

Стихи он начал писать в 1950-е годы, хотя первый сборник вышел только в 1999-м — когда его во всем мире уже знали как переводчика и либреттиста. С тех пор увидели свет поэтические сборники «Заброшенный сад», «Обнять кролика», «Между Я и Явью», «Свобода слов», а в переводе на испанский его стихи были опубликованы в Испании, Мексике и Перу.

Почему именно испанский? В инязе (а учился Павел Грушко в Московском государственном институте иностранных языков имени Мориса Тореза; ныне это — Московский государственный лингвистический университет) для тех, кто хотел сменить язык (в школе он учил немецкий), предлагались итальянский и испанский. Будущий переводчик выбрал испанский: «На мой выбор повлияло, должно быть, детское романтическое восприятие Гражданской войны в Испании и то, что в 1940 году, когда я отдыхал в “Артеке”, туда привезли испанских ребят».

Широчайше известная рок-опера «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты» была создана на либретто Павла Грушко по мотивам драматической кантаты Пабло Неруды, с музыкой Алексея Рыбникова. Она с большим успехом шла на сцене Ленкома, выдержав более 1000 представлений. На это же либретто Владимир Грамматиков снял одноименный фильм, были выпущены пластинки тиражом в два миллиона, которые до дыр заигрывали на домашних проигрывателях, выпускали кукольные спектакли и даже балеты под музыкально-текстовую «фанеру». А с началом перестройки количество появившихся пиратских кассет и дисков даже никто и не думал подсчитать.

Один интересный момент, касающийся переводческого искусства. Вместо сияние, по-испански fulgor, как это было у Неруды, в названии появилось слово Звезда, которая стала ипостасью Тересы и путеводной мечтой Хоакина. Останься расплывчатое сияние, тогда и слово смерть не ожило бы в персонаже Смерти.

Так в творчестве Павла Моисеевича появилась драматургия. Его стихотворные пьесы опубликованы в антологии «Театр в стихах». В одном из интервью он говорил: «Это вещи с ритмическими лейтмотивами и речевыми характеристиками, точными метафорами, которые экономят печально короткое время любого театрального представления. Речь тут идет о действенности на сцене естественной поэтической речи, о текстах, из которых извлекаются мизансцены и все действие. Я называю это стиходействием».

Профессор Панамского университета Ирина Немчёнок-де-Ардила на юбилее зачитала свое письмо-поздравление, в котором были такие слова: «…Я должна объяснить, с каким юбиляром мы имеем дело. Начнем с самого главного ? любви. Он невероятно влюбчив. И его первая любовь ? это Латинская Америка. А началась она тогда, когда Павел работал два года с Евгением Евтушенко и с великими Михаилом Калатозовым и Сергеем Урусевским над кинофильмом “Я ? Куба”. Он объездил чуть ли не всю Латинскую Америку, покоренный ее красками и экзотикой, и стал близким другом Пабло Неруды… Единственное, чего не хватает, чтобы не отличить его от панамца ? это сомбреро и наша полотняная гуаябера…»

Среди тех, кто в тот вечер говорил теплые поздравительные слова, вспоминал моменты знакомства с юбиляром и восхищался его талантом, был генеральный директор Библиотеки иностранной литературы Вадим Дуда, исполнительный директор «Института перевода» Евгений Резниченко, журналист Игорь Туфельд, который раскрыл секрет, что ему повезло присутствовать уже на… четвертом праздновании 85-летия.

Среди гостей был Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Панама в Российской Федерации Мигель Умберто Лекаро Барсенас, который вручил Павлу Моисеевичу диплом от имени Правительства Республики Панама в знак благодарности за созданиие антологии «Поэзия Панамы», в которую вошли 299 стихотворений панамских авторов, собранных и переведенных Павлом Грушко.

«Одним из главных побуждений создать подобную книгу, — рассказывал переводчик, — является то, что в последние десятилетия у нас резко сократилось число изданий латиноамериканской поэзии. И, конечно, как россиянин я был рад удивить панамских друзей тем, что, кажется, впервые за пределы одной латиноамериканской страны выносится творчество такого количества авторов».

Посол пришел не один, а с девушкой в национальном панамском костюме — польере, которым юбиляр восхищался весь вечер, и который, к слову, считается одним из самых красивых не только на американском континенте, но и во всем мире. Кроме пышных юбки и кофты, глаз невозможно было отвести от прически- темблекес, представляющей собой корону — специальный гребень, украшенный жемчужинами, с элементами золота.

 

Часть вторая. Поэтическая-переводческая

 

В 2001 году Павел Грушко, по приглашению сестры, вместе с семьей переехал в США. Теперь у него два дома, где рядом с ним его семья и… письменный стол, за которым он проводит большую часть своей жизни. Именно в его переводах многие из нас знакомятся с лучшими поэтическими и драматургическими произведениями Луиса де Гонгоры-и-Арготе, Рубена Дарио, Хуана Рамона Хименеса, Антонио Мачадо, Федерико Гарсиа Лорки, Пабло Неруды и Октавио Паса, прозой Хулио Кортасара, Лауры Эскивель, Хосе Мануэля Прието и множества других поэтов и писателей, пишущих на испанском, каталанском, английском и португальском языках. Но кроме этого есть еще переводы из романсеро, народных песен и напевов, пословиц и поговорок, эпиграмм и эпитафий.

Одно из последних изданий Павла Грушко — антология «Облачение теней. Поэты Испании», опубликованная в Москве Центром книги Рудомино. Она была представлена нам в юбилейный вечер. В нее вошли произведения 70 поэтов Испании от Средних веков до наших дней.

— В антологию я решил поместить стихи, непростые по форме, при воссоздании которых на русском я испытывал удовлетворение, — рассказывает Павел Грушко, — стихи поэтов, с которыми я был хорошо знаком либо встречался. Это Рафаэль Альберти, Блас де Отеро, Пере Куарт, Хосе Йерро, Хосе Агустин Гойтисоло, Хосе Хименес Лосано и многие другие, стихи, которые оказали на меня воздействие, отразились на моем творчестве поэта и драматурга.

 

— Эта книга является неким промежуточным итогом?

— Это итог моего шестидесятилетнего опыта художественного перевода поэзии Испании. Только Испании без Латинской Америки, два десятка стран которой говорят на том же испанском. Перевод — высокое искусство трюка, умелое создание правдоподобия. Несметное количество определений перевода свидетельствует о таинственной сути этого жанра искусства.

— И этим жанром вы занимаетесь всю жизнь.

— Я испанист по образованию, окончание вуза совпало с оттепелью шестидесятых и с бумом испаноязычных литератур в России. Помимо собственной поэзии и поэтической драматургии, которым я отдавал и отдаю дань, именно переводы снискали мне литературное имя. Объясняется это тем, что они увидели свет раньше, чем мои стихи появились в печати, а пьесы-либретто — на сцене. Со временем я стал воспринимать поэзию, перевод и драматургию как целостную совокупность трех потоков, поддерживающих и проникающих друг друга.

— Многие переводчики, и вы в том числе, говорите о том, что есть непереводимое…

— Скажу больше — не-доходимое. Действительно, многое непереводимо, но даже из переведенного многое не усваивается читателем: символика цвета, интенсивность света, влажность иного пространства, былое и думы чужого народа… Соответственно умению и в меру знаний чужого края и его культуры переводчик старается пересказать текст так, чтобы вызвать у родного читателя как можно больше ассоциаций…

— Великий и могучий позволяет передать все оттенки и нюансы испанского?

— Русский язык, великолепно гостеприимный и пластичный, способен на сохранение аромата импортного плода.

— Вы всю жизнь находитесь в поле двух величайших культур. Есть ли «переклички» между ними?

— В Институте иностранных языков на Остоженке историк Иван Жолдак сказал нам на первой лекции: «Друзья, запомните, Испания и Россия — два крыла Европейского континента и очень похожи». На расстоянии и по книгам многое сходится: и крестьянский уклад, и отпор наполеоновским армиям, и великие открытия, и загадочность и открытость душ. Недаром художник Константин Коровин, побывав в Испании, записал: «Почему эти совершенно другие люди похожи на русских?». Конечно, «два крыла». И все же… Испаний — много. Юг Испании — Андалусия — родина многих больших поэтов: Луиса де Гонгоры-и-Арготе, Хуана Рамона Хименеса, Висенте Алейксандре, братьев Мануэля и Антонио Мачадо… Но Испания — это еще и северные провинции, и Страна Басков с ее языком «эускера», и ле

Поделиться:



http://www.inieberega.ru/node/746

Страница: | 1 | 2 | 3 |     Дальше>>


Автор текста: Ассоль Овсянникова




Издано на mir-es.com



Комментарии произведения : Испаноязычный мир: поэзия, изобразительное искусство, музыка, голоc.
 Комментарии

По этому произведению комментариев нет!

Оставить свой комментарий

Обязательные поля отмечены символом *

*Имя:
Email:
*Комментарий:
*Защита от роботов
Пять плюс 3 = цифрой
*Код на картинке:  



Вернуться назад





     

 
Получите абонемент mir-es.com

Устанавливайте HTML-код ссылки:

BB-код для форумов:







Главная   Новости   Поэзия   I   Переводчики   I   Галерея   Слайд-шоу   Голос   Песни   Уроки   Стихи для детей   Фильмы  I   Контакты      Регламент

       
© 2009 - 2018 г. mir-es.com St. Mir-Es.

Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом.
При использовании материалов указание авторов произведений и активная ссылка на сайт mir-es.com обязательны.

         


Яндекс.Метрика